16 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Большая Берта Майкла Лидса

Большая Берта Майкла Лидса

На главную страницу
сайта

СРАЖЕНИЯ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
На internetwars.ru

Сражения первой мировой войны


На главную страницу раздела

БОЛЬШАЯ БЕРТА
Самая большая пушка
Исторический мини-очерк Владимира Полковникова ©

БЕССМЕННЫЙ ЧАСОВОЙ
Советский писатель Сергей Сергеевич Смирнов, фактически открывший народу подвиг Брестской крепости, во время своих изысканий наткнулся на такую историю из первой мировой войны.
В 1924 году раскапывавшие развалины крепости Осовец польские солдаты наткнулись на неповрежденный тоннель из глубины которого внезапно услышали окрик на чистейшем русском языке:
— Стой! Кто идет?
За этим последовал лязг передергиваемого затвора винтовки. В наглухо заваленном последствиями взрыва девятилетней давности подземном каземате на посту стоял часовой, оставленный здесь в августе 1915 года. Богатые запасы продовольствия позволили ему продержаться под землей девять лет.
Ни на какие уговоры русский солдат не шел. Он отказывался оставить пост без приказа вышестоящего начальства или даже самого государя-императора. Вывести на свет божий этого героя удалось, лишь растолковав ему, что никакого государя давно уже нет, а Осовец принадлежит независимой республике Польша.
Сколько в этой истории от правды, а сколько от обычного сопутствующего любой войне мифотворчества — сказать трудно. Но ведь случаи с продолжавшими вторую мировую войну японцами на тихоокеанских островах абсолютно достоверны. Так почему бы не оказаться правдой и случаю с простым русским солдатом?
Другая деталь, интересующая нас в этом рассказе, место действия. Называлось несколько мест подвига бессменного часового. Но чаще всех звучало имя крепости Осовец. Крепости, чей подвиг, совершенный в 1915 году, незаслуженно забыт. Да и вообще заслуживает отдельной книги. В рамках же очерка можно сосредоточиться лишь на одном моменте: именно при обороне Осовца русские смогли дать по зубам непобедимым и страшным на западе «убийцам фортов» — самым большим германским пушкам типа «Большая Берта». Перед ними дрогнули укрепления Льежа, намюра, Антверпена, позже они громили Верден. Но лишь при осаде крепости Осовец «Берты» потерпели сокрушительное поражение.

ТОЛСТАЯ БЕРТА
Строго говоря, 42-сантиметровые (17-дюймовые) гаубицы производства концерна Круппа именовались моделью M-Gerät 14. Название «Большая Берта» или, что более правильно, «Толстая Берта» (от немецкого Dicke Bertha) она получила в честь наследницы империи Круппов Берты Крупп (1886-1957), приходившейся внучкой Альфреду Круппу, собственно, и выведшему эту индустриальную империю на первое место не только в Германии, но, пожалуй, и в мире.
Если посмотреть на портрет, то можно усомниться в справедливости такого обидного для женщины слова как «толстая». Ну, «крупная», «в теле», «дородная», «ого-го и о-ля-ля», но никак не «толстая». Поскольку после смерти ее отца Фридриха в 1902 году не осталось наследников мужского пола, а империя Круппов была важна как для экономики Германии, так и для престижа вообще, мужа для Берты подыскал сам император Вильгельм II. Густав фон Болен, женившийся на Берте, продолжил славное дело предшественников, причем с таким успехом, что вместе с сыном попал под раздачу Нюрнбергского трибунала.
Впрочем, до всего этого в самом начале XX века было еще далеко. Но любовь немцев к гигантомании в военном производстве (самый большой дирижабль, самый большой линкор, самый большой танк, самая большая пушка) сказывалась уже тогда. При ее проектировании учитывался опыт русско-японской войны, а точнее осады Порт-Артура. Поскольку в грядущей войне на западе немцам пришлось бы иметь дело с фортами пояса крепостей Франции и Бельгии, необходимо было придумать нечто, способное сокрушить их без длительной осады.
Разумеется, идея создать могучую осадную гаубицу выскочила не внезапно. Работы велись еще в XIX веке. Просто новые веяния в фортификации постепенно повышали требования и к осадному вооружению. В итоге немцы дошли до калибра 420 мм. Это оказался наименьший возможный калибр, несущий в себе заряд, удовлетворяющий требованиям артиллерийского комитета.
В итоге пушка действительно получилась «толстая», но в то же время не лишенная некоего изящества. При длине ствола более пяти метров толщина его, естественно, превосходила полметра. В целом чудовище весило свыше 40 тонн и перевозилось в разобранном виде.
Те, кто краешком уха слышал, скажем, про морские 12-дюймовые орудия, скажут: ну и что? В чем смысл? У 12-дюймовой пушки типа Mark XI длина ствола 15 метров, вес 60 тонн. Вот это — рекорд!
Отвечаем. Во-первых, вес снаряда морской пушки «всего» 385 кг, а у «Большой Берты» почти 900! То есть разрушительная сила снаряда у сухопутного чудовища просто феноменальна. Во-вторых, надо понимать, чем пушка отличается от гаубицы. По-простому: пушка стреляет прямо, настильно, а гаубица бьет навесным огнем, то есть по крутой дуге. Гаубицы созданы для поражения цели сверху. И только так можно бороться с фортами, вкопанными в землю. Ну и кроме того, для морских орудий нет таких принципиальных ограничений на вес, как для сухопутных. Кораблю пушку по морю тащить легче, чем коням или тракторам по дороге. Да и не всякая дорога выдержит.


Большая Берта в
сборке

ЛЬЕЖ
Испытание боем «Большая Берта» (к началу первой мировой были в работе около шести штук, а за всю войну примерно с десяток) прошла в августе 1914 года под Льежем. Бельгийская крепость города Льеж состояла из дюжины фортов и перекрывала германской армии движение через Бельгию, так как форты блокировали дорогу через реку Маас. Весь смысл германского плана заключался в быстроте: необходимо было выбить из войны Францию раньше, чем проснется Россия. Поэтому на длительную осаду попросту не было времени. Взять форты лихим налетом штурмовых колонн тоже не получилось. Вот тогда-то германское командование и обратилось к чудо-оружию (ох, и любили немцы это дело). К Льежу направились сверхтяжелые орудия: австрийские 305-мм гаубицы «Шкода» и 420-мм «Большая Берта».
Два гигантских орудия поездом отправили из Эссена 10 августа. В тот же день приятное железнодорожное путешествие окончилось перед разбитым туннелем. Оставшиеся 18 км пришлось одолевать своим ходом с помощью лошадей и гусеничных тракторов. На преодоление этой дистанции ушли долгих 2 дня. Мосты продолжали фланкироваться огнем с фортов, и развернутая к наступлению 1-я армия фон Клюка нетерпеливо ожидала расчистки дороги.
Наконец, пушки прибыли на боевую позицию. Еще день ушел на их монтаж и подготовку к стрельбе. Далее цитируем книгу Барбары Такман » Августовские пушки «: «Орудия стояли, обратив свои пасти к небу. К вечеру 12 августа одно из них было приведено в боевую готовность и нацелено на форт Понтисс. Артиллеристы, закрыв глаза, уши и рты специальными повязками, растянулись на земле, приготовившись к выстрелу, который производился электрически с расстояния 300 метров. В 6.30 вечера Льеж содрогнулся от грохота. Снаряд, описав дугу, поднялся на высоту 1200 метров и через 60 секунд достиг цели. Над фортом поднялось коническое облако пыли, дыма и обломков. Снова и снова падали снаряды, разрывая людей на куски, удушая их едким пороховым дымом. Рушились потолки и галереи; огонь, дым и оглушительный грохот наполнили казематы, солдаты доходили до «истерики, обезумев от ужасного чувства ожидания следующего выстрела»».
Форту хватило выпущенных за сутки 45 снарядов. На следующий день его без труда заняла пехота. И так произошло со всеми остальными фортами. Не выкинул белый флаг лишь один форт Лонсэн. В нем находился комендант крепости генерал Леман. Но 15 августа снаряд гаубицы, проломив бетонные перекрытия, попал в склад боеприпасов. Взрыв, подобный извержению вулкана, полностью разрушил форт, убив 350 из 550 защитников. Оглушенный и раненный генерал Леман попал в плен.
16 августа с Льежем как с крепостью было покончено. На всё про всё у супер-пушек ушло четверо суток. При этом до войны бытовала уверенность, что крепость даже без помощи извне продержится не менее полугода.


305-мм коллега Берты — австрийская Шкода

РОССИЙСКИЕ ГАСТРОЛИ
Успех под Льежем германская пропаганда раздула до такой степени, что немецкая сверхтяжелая артиллерия стала внушать европейцам животный ужас. Вскоре с ее помощью пали Намюр и Антверпен.
В конце 1914-го и начале 1915-го годов германские войска обламывали зубы о русскую крепость Осовец. Ну что ж, «там, где пехота не пройдет», там проложит дорогу «Большая Берта», решило германское руководство и отправило под Осовец сразу четыре экземпляра своих наземных чудовищ.
На чудо-оружие немцы готовы были молиться. Осенью 1914-го они уже пытались штурмовать Осовец, выставив 60 орудий калибром до 8 дюймов включительно. Штурм окончился неудачей. Настоящий приступ к крепости начался в январе 1915-го. Целый месяц усилий не привел к прорыву. Тогда-то в бой и пошли «Берты». 25 февраля начинается мощнейший артобстрел крепости. Вкупе с действующими супер-гаубицами он должен был положить конец сопротивлению. Ведь германские теоретики самым точнейшим образом вычислили, какое количество попаданий 800-900 кг снарядами может выдержать нормальная крепость. Ну, трое суток, четверо — и всё.
Так оно может быть и случилось бы, но русские мало того, что оказались ненормальными, они еще оказались людьми непорядочными. Видите ли, им вздумалось отстреливаться! Это от «Больших Берт»! Да еще чем — 6-дюймовыми морскими пушками. Против семнадцати-то дюймов! Здесь немцы откровенно прошляпили ситуацию. Тяжелые гаубицы стояли на дистанции, недоступной оставшейся в крепости артиллерии. Обслуга «Берт» чувствовала себя в полной безопасности. Однако русские скрытно подвезли из Кронштадта пару морских дальнобойных пушек. Немецкая разведка оказалась не на высоте, хотя крепость была полностью открыта для наблюдений с воздуха. Наказание не заставило себя ждать: три метко пущенных русских снаряда положили на месте пару «Берт» и еще склад боеприпасов вдобавок.
Немцы запаниковали. И вместо того, чтобы разобраться, чем и с какой дистанции по ним бьют, а затем отвести оставшиеся гаубицы на недосягаемое расстояние, они поспешно удалили из-под Осовца своих драгоценных монстров. Русские гастроли «Больших Берт» оказались сорваны самым неприличным образом. Вместо оваций полнейший конфуз.
В пику за четверо суток капитулировавшему Льежу Осовец продержался аж 190 дней и пал только в августе 1915-го. Воистину, нам есть, чем гордиться, даже в этой проигранной войне. И в том случае, если история про бессменного часового окажется просто легендой.


Трофейная Большая Берта в США

ЭПИЛОГ
Дальнейшая судьба «Берт» уже не была такой блестящей, как начало боевой деятельности. Они принимали участие в ряде операций, самой громкой из которых стала битва под Верденом. Однако их одинокое тявканье там было заглушено ревом тысяч орудий, и французы в своих отчетах или мемуарах даже не упоминают действия сверх-гаубиц. Качество оказалось безусловно побеждено количеством. Когда на врага падают сотни тысяч, если не миллионы снарядов, то несколько десятков, пусть даже таких тяжелых, погоды не делают.
Некоторые ошибочно считают, что «Большие Берты» участвовали в обстреле Парижа в 1918 году. Это не так. Их дальности (14 км) банально не хватило бы для этого: фронт находился в 60-70 км от Парижа. Обстрел столицы Франции вело другое чудо-оружие: пушка «Колоссаль» с дальностью полета снаряда свыше 100 км.
Есть сведения, что оставшаяся у немцев после Версальского мира последняя «Берта» обстреливала летом 19142 года Севастополь. Это так и не так одновременно. У немцев после 1918 года не осталось ни одной «Берты». Орудие, которое вело огонь по советскому Севастополю было собрано позже из частей, оставшихся на площадках Круппа.
Ну а что же сама Берта Крупп? Она умерла в 1957 году в Эссене, городе, откуда 43 года назад отправилась воевать ее первая «Толстая» крестница.

Читать еще:  Как сделать автомобиль своими руками

Владимир Полковников . Сентябрь 20 1 4 г.

Авторские права:
© Владимир Полковников. По вопросам использования материала очерка обращаться по этому адресу.

Большая Берта Майкла Лидса

Боль­шая Бер­та (Big Bertha), так назвал своё тво­ре­ние Май­кл Лидс (Michael Leeds), худож­ник и авто­мо­би­ле­стро­и­тель из Кали­фор­нии. Боль­шая Бер­та в англий­ском язы­ке – это что-то вро­де бла­го­звуч­но­го тер­ми­на, кото­рым назы­ва­ют­ся необыч­но боль­шие пред­ме­ты. Так могут назы­вать, к при­ме­ру, как необыч­но боль­шое ору­дие, так и огром­но­го пер­со­на­жа из комик­сов.

Bertha впер­вые появи­лась в пожар­ной ком­па­нии, в шта­те Огайо в 1942 году. Изна­чаль­но авто­мо­биль пред­на­зна­чал­ся для пере­воз­ки 26 мет­ро­вой лест­ни­цы для спа­се­ния людей из высот­ных зда­ний при пожа­рах. В 1968 году этот авто­мо­биль был спи­сан и попал на авто­мо­биль­ную раз­бор­ку в Лосан­же­ле­се, ожи­дая раз­бо­ра и ути­ли­за­ции. В 1972 году Бер­ту «спас» Май­кл Лидс (Michael Leeds). Май­кл в тот момент зани­мал­ся поис­ком на свал­ках и раз­бор­ках авто­мо­би­лей раз­лич­ных дета­лей для созда­ния скульп­тур. Моло­дой худож­ник сквозь ржав­чи­ну раз­гля­дел стиль­ные очер­та­ния кузо­ва. Маши­на была сде­ла­на осно­ва­тель­но, без како­го-либо намё­ка на эко­но­мию мате­ри­а­лов. Решёт­ка ради­а­то­ра цели­ком сде­ла­на из алю­ми­ния. На авто­мо­би­ле сто­ял дви­га­тель V12 , объ­ё­мом 2.5 лит­ра, осна­щён­ный избы­точ­ной систе­мой зажи­га­ния. На нём было уста­нов­ле­но по 2 све­чи на цилиндр. В дви­га­тель вме­ща­ет­ся око­ло 25 лит­ров мас­ла. Колё­са раз­ме­ром 22 дюй­ма. Он влю­бил­ся в этот авто­мо­биль и захо­тел вос­ста­но­вить Бер­ту. Так нача­лась дол­гая исто­рия созда­ния Боль­шой Бер­ты. Он пере­гнал её из Лосан­же­ле­са в Сан­та-Круз в Кали­фор­нии.

В общей слож­но­сти Боль­шую Бер­ту пере­де­лы­ва­ли в тече­ние 32 лет. С 1972 по 1990‑е года Май­кл несколь­ко раз про­да­вал авто­мо­биль, но потом сно­ва выку­пал. Она пере­кра­ши­ва­лась несколь­ко раз в раз­ные цве­та.

Вит­раж с изоб­ра­же­ни­ем Mercedes 1929 года

Одной из спе­ци­а­ли­за­ций Майк­ла явля­ет­ся изго­тов­ле­ние худо­же­ствен­ных вит­ра­жей на заказ. Сту­дия худо­же­ствен­ных стё­кол пору­чи­ла ему созда­ние серии вит­раж­ных стё­кол для новой запра­воч­ной стан­ции. Он отпра­вил­ся к одно­му кол­лек­ци­о­не­ру ста­рин­ных авто­мо­би­лей, что­бы посмот­реть на Grand Prix Bentley и SSK supercharged Mercedes 1929 года, изоб­ра­же­ния кото­рых он наме­ри­вал­ся исполь­зо­вать при изго­тов­ле­нии вит­ра­жей. Во вре­мя осмот­ра машин, Май­кл обра­тил вни­ма­ние на сто­я­щий рядом ста­рин­ный Duesenberg (аме­ри­кан­ский про­из­во­ди­тель авто­мо­би­лей клас­са люкс). Ему понра­ви­лась фор­ма кузо­ва это­го авто­мо­би­ля, в осо­бен­но­сти сужи­ва­ю­ща­я­ся зад­няя часть (англ. boattail). Он решил, что на куп­лен­ной им быв­шей пожар­ной машине зад­няя часть долж­на выгля­деть так­же.

Он со сво­им дру­гом, быв­шим меха­ни­ком спор­тив­ных авто­мо­би­лей, Энрю Ролан­дом (Andrew Rowland), сфаб­ри­ко­ва­ли новую зад­нюю часть и доба­вил кры­лья. Май­кл изу­чил мно­же­ство видео­ма­те­ри­а­ла по фор­мов­ке листо­во­го метал­ла. По пра­ви­лам фор­мов­ки, он сна­ча­ла изго­то­вил дере­вян­ные шаб­ло­ны. Мно­гие допол­ни­тель­ные дета­ли кузо­ва были сфор­мо­ва­ны вруч­ную. Неко­то­рые части пане­лей были взя­ты с дру­гих авто­мо­би­лей. Зад­няя часть, к при­ме­ру, была изго­тов­ле­на из пере­де­лан­но­го капо­та от Studebaker’а 1949 года. Она, как и кры­лья, были сде­ла­ны из двух сфор­мо­ван­ных поло­ви­нок и сва­ре­ны вме­сте. В ито­ге кузов полу­чил­ся длин­нее.

Панель при­бо­ров сде­ла­на из аме­ри­кан­ско­го оре­хо­во­го дере­ва. Были добав­ле­ны подуш­ки без­опас­но­сти. Маши­ну обо­ру­до­ва­ли гид­ро­уси­ли­те­лем руля. Сза­ди оста­ви­ли ори­ги­наль­ную под­вес­ку, а спе­ре­ди уста­нов­ле­ны регу­ли­ру­е­мые амор­ти­за­то­ры, изго­тов­лен­ные на заказ. Фары на Боль­шой Бер­те сто­ят от Rolls Royce P‑100 с ксе­но­но­вы­ми лам­па­ми от BMW . В отдел­ке сало­на были исполь­зо­ва­ны алю­ми­ний, кожа и дере­во. Сей­час авто­мо­биль осна­щён газо­вым обо­ру­до­ва­ни­ем для рабо­ты на про­пане.

На дан­ный момент Май­кл Лидс явля­ет­ся одним из осно­ва­те­лей «Blastolene Brothers», кото­рая зани­ма­ет­ся вос­ста­нов­ле­ни­ем и пере­дел­кой авто­мо­би­лей и изго­тов­ле­ни­ем хот-родов. Вто­рым вла­дель­цем ком­па­нии явля­ет­ся Рэн­ди Граб (Randy Grubb), извест­ный авто­мо­би­ле­стро­и­тель. Май­кл Лидс так­же явля­ет­ся совла­дель­цем ком­па­нии «Bonny Doon Art Glass», изго­тав­ли­ва­ю­щей вит­ра­жи.

«Большая Берта» – убийца фортов

Для выведения из строя укреплений одного форта и полной деморализации его гарнизона двум «Бертам» требовалось, в среднем, 360 снарядов и всего один день времени. После первых боёв в Бельгии союзники стали называть 420-мм немецкие мортиры «убийцами фортов»

В последние десятилетия XIX и первые годы XX века в Европе шла гонка вооружений. Она сопровождалась невидимым соперничеством брони и бетона новых крепостей с пробивной способностью снарядов гаубиц и мортир осадной артиллерии. Промышленники Рурского бассейна, среди которых лидирующее положение занимала династия Круппов, инвестировали значительные средства в разработку сверхмощных артиллерийских систем, призванных уничтожить новейшие укрепления потенциальных противников Германской империи – форты с бетонными стенами толщиной в несколько метров и бронированными башнями. «Подведение итогов» этой гонки вооружений произошло во время Первой мировой войны.

«Толстая Берта» от концерна «Крупп»

Одной из таких разработок стала 420-мм мортира проекта «Модель L/12», изготовленная на заводах Круппа, расположенных в Эссене. Автором проекта орудия был конструкторский тандем, состоявший из главного конструктора концерна Фрица Раушенбергера и его предшественника на этом посту – конструктора по фамилии Дрегер. В разговорах между собой инженеры называли проект «Большая Берта» или «Толстая Берта» (нем. «Dicke Bertha») в честь единоличной на тот момент владелицы концерна, внучки и единственной наследницы Альфреда Круппа – Берты Крупп.

Мортира представляла собой логическое развитие 420-мм проекта, носившего название «Модель L/16» или, как её ещё называли разработчики, «проект Гамма». Это было уже третье крупнокалиберное осадное орудие, разрабатывавшееся концерном Круппа, поэтому его назвали в честь третьей буквы греческого алфавита. «Проект Гамма» демонстрировал высокие показатели стрельб, но подготовительные работы и монтаж орудия, необходимые для его подготовки к открытию огня, были очень длительными и дорогостоящими. Установка «Гаммы» занимала больше недели – на каждой новой артиллерийской позиции требовалось отливать новый бетонный лафет, которому требовалась минимум неделя времени, чтобы застыть. Кроме того, «Гамма» весила 140 тонн, и для её перевозки нужно было задействовать десять железнодорожных вагонов.

В 1904 году проектные работы были завершены, но доработки и доводка опытного образца продолжались вплоть до 1912 года. В июле 1912 года, когда после испытаний недостатки «Гаммы» стали понятны командованию имперской армии, оно поставило перед разработчиками задачу создания одного экземпляра похожей артиллерийской системы, но более мобильной, снабжённой колёсным лафетом. Не дожидаясь окончания разработки (декабрь 1913 года), в феврале 1913 года немецкое командование заказывает второе такое орудие.

В марте 1914 года первую мортиру продемонстрировали кайзеру Вильгельму ІІ. Результаты стрельб полностью удовлетворили заказчиков, и орудие сразу же приняли на вооружение. В июне того же года был готов и второй экземпляр.

Получившаяся артиллерийская система отличалась мобильностью (размещалась на двухколёсном лафете) и весила около 43 тонн. Длина её ствола была на 4 калибра короче «Гаммы» и составляла 12 калибров (отсюда второе название орудия – «Модель L/12») или 5,88 метра. Угол подъёма ствола мортиры достигал 80° и регулировался гидравлическими подъёмниками.

Орудие имело скользящий клиновый затвор. Прицельная стрельба могла вестись на дистанциях до 12,5 км, хотя дальность полёта снаряда превышала 14 км. Скорострельность мортиры составляла 1 выстрел в 8 минут, что являлось высоким показателем для таких крупнокалиберных орудий. «Большая Берта» могла вести огонь боеприпасами трёх видов:

  • бетонобойными снарядами, обладавшими способностью разрушать 8-метровые бетонные стены, не армированные металлопрокатом;
  • фугасными снарядами, которые уничтожали всё живое в радиусе 500 метров и оставляли в земле воронки четырёхметровой глубины и радиусом до 12 метров;
  • осколочными снарядами, начинёнными 15 000 металлических остроконечных звезд, которые разлетались на расстояние до 1500 метров.

Вес бетонобойного снаряда мортиры достигал 886 кг, фугасного – 760 кг.

Для того, чтобы колёса орудия не вязли в грунте и грязи разбитых военных дорог, на них крепились специальные пластины, уменьшавшие удельное давление мортиры на единицу площади. Эта технология изготовления колёс для вездеходной техники носила название Rad-guertel или «пэдрэйл» и являлась прообразом гусениц. Она была изобретена в 1903 году англичанином Брэхемом Джозефом Диплоком, который первоначально предполагал её использование в сфере сельскохозяйственного машиностроения.

Сзади к станине «Большой Берты» крепился большой тяжёлый якорь-лопата. Перед началом ведения огня расчёт углублял его в грунт подобно воткнутой лопате. Якорь принимал на себя и передавал на грунт нагрузки, возникавшие при чудовищной отдаче орудия, гася её.

Концерн Круппа совместно с концерном Даймлера разработал и специальный тягач для перевозки «Большой Берты», которая при транспортировке должна была разбираться на пять транспортируемых узлов.

История Руси · Российской империи · СССР · история фортификации · танкостроения · политэкономия и политология · кинематограф

«Большая Берта» – убийца фортов (19 фото)

Расчет «Большой Берты» готовится к стрельбам

В последние десятилетия XIX и первые годы XX века в Европе шла гонка вооружений. Она сопровождалась невидимым соперничеством брони и бетона новых крепостей с пробивной способностью снарядов гаубиц и мортир осадной артиллерии. Промышленники Рурского бассейна, среди которых лидирующее положение занимала династия Круппов, инвестировали значительные средства в разработку сверхмощных артиллерийских систем, призванных уничтожить новейшие укрепления потенциальных противников Германской империи – форты с бетонными стенами толщиной в несколько метров и бронированными башнями. «Подведение итогов» этой гонки вооружений произошло во время Первой мировой войны.

«Толстая Берта» от концерна «Крупп»

Одной из таких разработок стала 420-мм мортира проекта «Модель L/12», изготовленная на заводах Круппа, расположенных в Эссене. Автором проекта орудия был конструкторский тандем, состоявший из главного конструктора концерна Фрица Раушенбергера и его предшественника на этом посту – конструктора по фамилии Дрегер. В разговорах между собой инженеры называли проект «Большая Берта» или «Толстая Берта» (нем. «Dicke Bertha») в честь единоличной на тот момент владелицы концерна, внучки и единственной наследницы Альфреда Круппа – Берты Крупп.

Читать еще:  Покраска детали без отличия в цвете (метод перехода)

Мортира представляла собой логическое развитие 420-мм проекта, носившего название «Модель L/16» или, как ее еще называли разработчики, «проект Гамма». Это было уже третье крупнокалиберное осадное орудие, разрабатывавшееся концерном Круппа, поэтому его назвали в честь третьей буквы греческого алфавита. «Проект Гамма» демонстрировал высокие показатели стрельб, но подготовительные работы и монтаж орудия, необходимые для его подготовки к открытию огня, были очень длительными и дорогостоящими. Установка «Гаммы» занимала больше недели – на каждой новой артиллерийской позиции требовалось отливать новый бетонный лафет, которому требовалась минимум неделя времени, чтобы застыть. Кроме того, «Гамма» весила 140 тонн, и для ее перевозки нужно было задействовать десять железнодорожных вагонов.

В 1904 году проектные работы были завершены, но доработки и доводка опытного образца продолжались вплоть до 1912 года. В июле 1912 года, когда после испытаний недостатки «Гаммы» стали понятны командованию имперской армии, оно поставило перед разработчиками задачу создания одного экземпляра похожей артиллерийской системы, но более мобильной, снабженной колесным лафетом. Не дожидаясь окончания разработки (декабрь 1913 года), в феврале 1913 года немецкое командование заказывает второе такое орудие.

В марте 1914 года первую мортиру продемонстрировали кайзеру Вильгельму ІІ. Результаты стрельб полностью удовлетворили заказчиков, и орудие сразу же приняли на вооружение. В июне того же года был готов и второй экземпляр.

Получившаяся артиллерийская система отличалась мобильностью (размещалась на двухколесном лафете) и весила около 43 тонн. Длина ее ствола была на 4 калибра короче «Гаммы» и составляла 12 калибров (отсюда второе название орудия – «Модель L/12») или 5,88 метра. Угол подъема ствола мортиры достигал 80° и регулировался гидравлическими подъемниками.

Орудие имело скользящий клиновый затвор. Прицельная стрельба могла вестись на дистанциях до 12,5 км, хотя дальность полета снаряда превышала 14 км. Скорострельность мортиры составляла 1 выстрел в 8 минут, что являлось высоким показателем для таких крупнокалиберных орудий. «Большая Берта» могла вести огонь боеприпасами трех видов:

— бетонобойными снарядами, обладавшими способностью разрушать 8-метровые бетонные стены, не армированные металлопрокатом;
— фугасными снарядами, которые уничтожали все живое в радиусе 500 метров и оставляли в земле воронки четырехметровой глубины и радиусом до 12 метров;
— осколочными снарядами, начиненными 15 000 металлических остроконечных звезд, которые разлетались на расстояние до 1500 метров.

Вес бетонобойного снаряда мортиры достигал 886 кг, фугасного – 760 кг.

Для того, чтобы колеса орудия не вязли в грунте и грязи разбитых военных дорог, на них крепились специальные пластины, уменьшавшие удельное давление мортиры на единицу площади. Эта технология изготовления колес для вездеходной техники носила название Rad-guertel или «пэдрэйл» и являлась прообразом гусениц. Она была изобретена в 1903 году англичанином Брэхемом Джозефом Диплоком, который первоначально предполагал ее использование в сфере сельскохозяйственного машиностроения.

Сзади к станине «Большой Берты» крепился большой тяжелый якорь-лопата. Перед началом ведения огня расчет углублял его в грунт подобно воткнутой лопате. Якорь принимал на себя и передавал на грунт нагрузки, возникавшие при чудовищной отдаче орудия, гася ее.
Концерн Круппа совместно с концерном Даймлера разработал и специальный тягач для перевозки «Большой Берты», которая при транспортировке должна была разбираться на пять транспортируемых узлов.

Две немецких «девушки» против бельгийских крепостей

К началу Первой мировой войны на вооружении у Германской императорской армии было только две «Большие Берты», которые в конце июля 1914 года были отправлены на границу с Бельгией. Здесь они должны были принять активное участие в штурме бельгийских крепостей Льежа, Намюра и Антверпена, а также северных фортов Франции.

Фото: Расчет «Большой Берты» заряжает орудие. Хорошо виден якорь, заглубленный в грунт

Современная американская пресса в некоторых изданиях ставит под вопрос авторство немецких конструкторов в проектировании «Большой Берты». Есть мнение, что немецкие конструкторы позаимствовали идею 420-мм мортиры у американского изобретателя Луи Гатмана. Однако если учесть, что «Большая Берта» была уже четвертым проектом в эволюции крупнокалиберных осадных артиллерийских систем, которые разрабатывались инженерами Крупповского концерна, подобные заявления теряют свою состоятельность.

Фото: Расчет «Большой Берты» на марше. Тягачи концерна

Фото: Расчет орудия прибыл на место. Хорошо видны колеса лафета, изготовленные по технологии «пэдрэйл»

Фото: Смонтирован подъемник и направляющие для колес, лебедкой поднимается часть лафета с накатниками (снизу) и гидравлическими тормозами (сверху)

Фото: Сборка продолжается. Лопатообразный якорь еще не смонтирован

Фото: Идет монтаж площадки подачи снарядов. Хорошо видна подающая тележка. Ствол уже установлен на лафет

Фото: Сборка орудия подходит к завершению

4 августа 1914 года немецкие войска двинулись к бельгийской крепости Льеж. Среди 124 орудий, приданных немецким частям в Бельгии, были и две «Большие Берты». Начиная с 5 августа они обстреливали форты Льежской крепости, которые к началу Первой мировой войны уже морально устарели. Несмотря на то, что они строились относительно недавно (в период с 1880 по 1892 год), неармированный бетон их монолитных артиллерийских блоков был недостаточно прочен, чтобы выдержать пробивную и разрушительную мощь бетонобойных снарядов новых немецких артиллерийских систем.

Для выведения из строя укреплений одного форта и полной деморализации его гарнизона, который в типовых бельгийских фортах достигал численности в 1000 человек, двум «Бертам» требовалось в среднем 360 снарядов и всего один день времени. После первых боев на Западном фронте союзники стали называть 420-мм немецкие мортиры «убийцами фортов».

Ошеломляющего успеха «Большие Берты» достигли при штурме бельгийского форта Лонсен, бетонный монолит которого взорвался и развалился на куски после прямого попадания бетонобойного снаряда в его пороховой погреб. После этого сдетонировали снаряды и в некоторых башнях форта. Бетон, использовавшийся при возведении бельгийских фортов, был низкого качества, не армировался стальным прокатом и закладывался по устаревшей многослойной технологии, где каждый слой имел разный состав и обладал различными физическими качествами. Такой бетон разваливался на куски под воздействием прямых попаданий 420-мм снарядов немецких мортир.

За время боев в Бельгии «Большая Берта» получила всемирное признание. Двенадцать фортов крепости Льеж были взяты за десять дней во многом благодаря эффективности ее огня. Льеж пал 16 августа 1914 года, затем «Большие Берты» не менее триумфально расправились с фортами Намюра и Антверпена. Во время боевых действий на территории Франции они внесли значительный вклад в штурм форта в Мобеже и других северных французских фортов.

Фото: Опрокинутая броневая башня для двух 120-мм орудий и разрушенный взрывом порохового погреба монолит бельгийского форта Лонсен

Однако когда в феврале 1916 года «Берты» столкнулись с более современными укреплениями Вердена, где при возведении казематов использовался монолитный армированный бетон, оказалось, что против железобетона их огонь не столь эффективен.
Как неудачный можно расценивать и опыт применения «Больших Берт» против русской крепости Осовец в Восточной Польше. Сюда немцы привезли четыре «Большие Берты» и 64 крупнокалиберных осадных орудия других систем. 25 февраля 1915 года начался обстрел крепости, который 27 февраля достиг пика интенсивности и продолжался до 3 марта. За несколько дней непрерывного обстрела по крепости было выпущено до 250 тысяч только тяжелых снарядов, а всего за время осады – до 400 тысяч.

Фото: Снаряды, использовавшиеся немцами при штурме крепости Осовец. Слева направо – 420 мм, 305 мм, 210 мм, 150 мм, 107 мм и 100 мм

По свидетельствам очевидцев кирпичные постройки крепости разрушались, деревянные конструкции горели, бетонные сооружения давали внутренние отколы в сводах и стенах. Проводная связь была повсеместно прервана, а дороги, окопы, пулеметные гнезда и блиндажи – перепаханы снарядами. Над крепостью постоянно висели клубы дыма и пыли. Вместе с артиллерией крепость бомбили немецкие аэропланы.

Немецкие артиллеристы расположили осадные орудия вне пределов досягаемости крепостной артиллерии Осовца, которая состояла из морально устаревших 152-мм орудий 1885 года выпуска. В связи с этим они посчитали излишним маскировать свои батареи, в результате чего поплатились за свою легкомысленность и мнимую безнаказанность. Немцы не знали, что на вооружении крепости состояли также два дальнобойных 152-мм морских орудия системы Канэ, дальности стрельбы которых вполне хватало, чтобы накрыть огнем немецкие батареи. В результате артиллерийской дуэли русские комендоры повредили и уничтожили 8 немецких орудий, включая две «Большие Берты», потеряв при этом только одну свою пушку. В результате Осовец был оставлен русской армией только 24 августа в связи с общим отступлением русских войск в Польше. Гарнизон покинул крепость, предварительно уничтожив все, что невозможно было вывезти или унести на себе. Укрепления крепости также были взорваны русскими саперами при отступлении.

Фото: 152-мм пушка Канэ, с форта «Красная Горка»

Информация об общем количестве построенных «Больших Берт» в различных источниках варьируется от 9 до 12 единиц, а общее количество стволов, произведенных для них, составило от 18 до 20 штук.

Фото: Деревянный макет 420-мм мортиры «Большая Берта», созданный в 1932 году Э. Черубиным, бывшим артиллеристом расчета одной из «Берт»

Стоит отметить, что стволы «берт» быстро изнашивались, что снижало прицельную дальность их стрельбы с первоначальных 12,5 км до 9 км. Кроме того, были зафиксированы случаи детонации некачественных снарядов в стволах орудий.

Фото: Тяжелая картауна или «Модель-Бета-М» (Kartaune Beta-M-Gerät)

На некоторых 420-мм орудиях стволы со временем были заменены на 305-мм (их длину увеличили до 30 калибров) с целью увеличения дальности стрельбы за счет уменьшения массы снаряда. Такие орудия получили название «Тяжелая картауна» или «Модель-Бета-М».

За время Первой мировой войны, а также после выполнения немецким правительством условий Версальского договора все «Большие Берты», за исключением двух экземпляров, были уничтожены. Два орудия достались американцам в виде трофеев и были вывезены в США. Одна мортира выставлялась в Армейском музее артиллерии Соединенных Штатов в Абердине до тех пор, пока в 50-х годах не была отправлена на переплавку. Судьба же второй «Берты» автору статьи неизвестна.

Фото: «Большая Берта», разрушенная взрывом. Скорее всего, в стволе сдетонировал ее собственный снаряд.

Гигантские пушки Первой мировой: как на Земле устроить ад.

Первая мировая война дала жизнь сверхтяжелым орудиям, один снаряд которых весил тонну, а дальность стрельбы доходила до 15 километров. Вес этих гигантов доходил до 100 тонн.

Все знают известный армейский анекдот по «крокодилов, что летают, но низко». Однако далеко не всегда эрудированы и прозорливы были военные и в прошлом. Например, генерал Драгомиров вообще считал, что Первая мировая война продлится четыре месяца. А вот французские военные и вовсе приняли концепцию «одного орудия и единого снаряда», намереваясь с ее помощью разгромить Германию в грядущей европейской войне.

Читать еще:  Инструкция и настройка автомагнитолы Soundmax SM-CCR3056F

Россия, шедшая в русле военной политики Франции, также отдала дань уважения этой доктрине. Зато когда война вскоре превратилась в позиционную, войска зарылись в окопы, защищенные многими рядами колючей проволоки, выяснилось, что тяжелых орудий способных действовать в этих условиях союзникам по Антанте катастрофически не хватает. Нет, какое-то количество относительных крупнокалиберных орудий войска имели: 100-мм и 105-мм гаубицы имели Австро-Венгрия и Германия, 114-мм и 122-мм гаубицы Англия и Россия. Наконец, все воюющие страны использовали 150/152 или 155-мм гаубицы и мортиры, но даже их мощности оказалось явно недостаточно. «Землянка наша в три наката» прикрытая сверху мешками с песком защищала от любых снарядов легких гаубиц, а против более тяжелых использовали бетон.

Однако России даже их не хватало, и ей пришлось закупать 114-мм,152-мм и 203-мм и 234-мм гаубицы в Англии. Кроме них более тяжелыми орудиями русской армии была 280-мм мортира (разработана французской фирмой Шнейдер, так же, как и вся линейка 122 -152-мм гаубиц и пушек) и 305-мм гаубица 1915 г. Обуховского завода, произведенная в годы войны в количестве всего 50 единиц!

А вот немцы, готовясь к наступательным боям в Европе, очень внимательно подошли к опыту англо-бурской и русско-японской войны и заранее создали не просто тяжелое, а сверхтяжелое орудие – 420-мм мортиру под названием «Большая Берта» (названная так в честь тогдашней владелицы концерна Крупп), самый что ни на есть настоящий «молот ведьм».

Снаряд этого суперорудия имел вес 810 кг, а стреляло оно на целых 14 км. Фугасный снаряд при взрыве давал воронку глубиной 4,25 метра и диаметром 10,5 метра. Осколочный разлетался на 15 тыс. кусков смертоносного металла, сохранявших убойную силу на расстоянии до двух километров. Однако защитники тех же, например, бельгийских крепостей считали самыми ужасными бронебойные снаряды, от которых не спасали даже двухметровые перекрытия из стали и бетона.

В годы Первой мировой войны немцы успешно применяли «Берты» для обстрела хорошо укрепленных французских и бельгийских фортов, и крепости Верден. При этом отмечалось, что для того, чтобы сломить волю к сопротивлению и вынудить к сдаче гарнизон форта в тысячу человек, требовалось все лишь две такие мортиры, сутки времени и 360 снарядов. Недаром, наши союзники на Западном фронте называли 420-мм мортиру «убийца фортов».

В современном российском телесериале «Гибель Империи» при осаде Ковенской крепости немцы обстреливают ее из «Большой Берты». Во всяком случае, так об этом говорится с экрана. На самом деле «Большую Берту» «сыграла» советская 305-мм артиллерийская установка ТМ-3-12 на железнодорожном ходу, кардинально отличавшаяся от «Берты» по всем параметрам.

Всего было построено девять таких орудий, они участвовали во взятии Льежа в августе 1914 года, и в битве за Верден зимой 1916 года. Под крепость Осовец четыре орудия были доставлены 3 февраля 1915 года, поэтому снимать сцены ее применение на русско-германском фронте следовало бы зимой, а не летом!

Гиганты из Австро-Венгрии

Но на Восточном фронте русским войскам чаще приходилось иметь дело с другим 420-мм орудием-монстром – не германской, а австро-венгерской гаубицей такого же калибра М14, созданной в 1916 году. Причем уступая немецкому орудию в дальности стрельбы (12700 м), она превосходила его по весу снаряда, весившего одну тонну!

К счастью, это чудовище было куда менее транспортабельным, нежели колесная германская гаубица. Ту, хоть и медленно, но можно было буксировать. Австро-венгерскую всякий раз при смене позиции нужно было разбирать и перевозить при помощи 32 грузовиков и трейлеров, а на ее сборку требовалось от 12 до 40 часов.

Следует отметить, что помимо страшного разрушительного действия, эти орудия обладали еще и относительно большой скорострельностью. Так, «Берта» выпускала один снаряд в восемь минут, а австро-венгерская – 6-8 снарядов в час!

Менее мощной была другая австро-венгерская гаубица «Барбара», калибром 380-мм, дававшая 12 выстрелов в час и посылавшая свои 740-килограммовые снаряды на расстояние в 15 км! Впрочем, и это орудие, и 305-мм, и 240-мм мортиры представляли собой стационарные установки, которые перевозили по частям, и устанавливали на специальных позициях, обустроить которые требовалось время и масса труда. К тому же 240-мм мортира стреляла всего на 6500 м, то есть находилась в зоне поражения даже нашей российской полевой 76,2-мм пушки! Тем не менее, все эти орудие воевали и стреляли, а вот отвечать им орудий у нас явно не хватало.

Чем на все это ответили союзники по Антанте? Ну, у России выбор был невелик: в основном это были уже упоминавшийся 305-мм гаубицы, со снарядом весом 376 кг и дальнобойностью 13448 м, делавшие один выстрел в три минуты.

А вот англичане выпустили целую серию таких стационарных орудий все возрастающего калибра, начиная с 234-мм и вплоть до 15-дюймовых – 381-мм осадных гаубиц. Последними активно занимался сам Уинстон Черчилль, добившийся их выпуска в 1916 году. Хотя орудие это получилось у англичан не слишком впечатляющим, а выпустили их в количестве всего двенадцати штук.

Снаряд весом 635 кг оно выбрасывало на расстояние всего лишь в 9,87 км, тогда как сама установка весила 94 тонны. Причем это был чистый вес, без балласта. Дело в том, что для придания этому орудию большей устойчивости (и всем другим орудиям этого типа) под стволом у них находился стальной ящик, который нужно было заполнить балластом в 20,3 т, то есть, попросту говоря, набить его землей и камнями.

Поэтому 234-мм установки Мк I и Мк II стали наиболее массовыми в английской армии (всего было выпушено 512 орудий обоих типов). При этом они стреляли 290-килограммовым снарядом на 12740 м. Но… им также требовался этот самый 20-тонный ящик с землей и вы только себе представьте тот объем земляных работ, который требовалось провести для установки всего лишь нескольких таких орудий на позициях! Кстати, увидеть ее «вживую» сегодня можно в Лондоне в Имперском музее войны, так же, как и 203-мм английскую гаубицу выставленную во дворе Артиллерийского музея в Санкт- Петербурге!

Французы же ответили на германский вызов созданием 400-мм гаубица М 1915/16 на железнодорожном транспортере. Разработала орудие фирма Сен-Шамон и уже при первом боевом использовании 21– 23 октября 1916 г. показала свою высокую эффективность. Гаубица могла стрелять как «легкими» фугасными снарядами массой 641– 652 кг, содержавших около 180 кг взрывчатых веществ соответственно, так и тяжелыми от 890 до 900 кг. При этом дальность стрельбы достигала 16 км. До окончания Первой мировой войны было сделано восемь 400-мм таких установок, еще две установки были собраны уже после войны.

Большая Берта — «убийца» укреплений

Конец XIX — начало XX века ознаменовались ставшей всё более явной гонкой вооружений. Одним из аспектов стало противоборство новых типов брони и бетона фортификаций против возросшей пробивной и разрушительной способности передовых орудий того времени.

Апогеем данного соперничества стала Первая мировая война.

Немецкие оружейники тратили баснословные суммы на разработку сверхмощных орудийных систем, направленных на уничтожение потенциальных фортов, укреплений и крепостей. Так, в числе прочих, появилась на свет «Модель L/12» — 420-мм мортира, которую инженеры в разговорах между собой именовали «Большая Берта» или «Толстушка Берта» — по имени владелицы оружейного концерна — Берты Крупп, внучки того самого Альфреда Круппа, пушечного короля.

Данное орудие являлось далеко не первой разработкой в этой области, а скорее модернизацией и объединением прошлых наработок и схем. Предшественником мортиры являлся проект «Модель L/16». Данный проект имел расчетную массу в 140 тонн, что существенно осложняло его транспортировку к месту ведения огня. Да и времени для подготовки требовалось немало. Необходимо было непосредственно на месте отлить бетоном лафет, на застывание которого требовалась как минимум неделя.

Поэтому немецкое командование поручило доработать проект с целью снижения массы и улучшения транспортировочных качеств нового орудия.

Попав в производство, «Большая Берта» имела следующие характеристики: масса 43 тонны, длина ствола 12 калибров или 5,88 метра. Располагалось орудие на двухколесном лафете, что позволило добиться отличной мобильности, а угол подъёма ствола составлял 80°

Дальность полёта снаряда «Большой Берты» превышала 14км, но прицельная стрельба производилась на дистанции не выше 12,5 км. Скорострельность мортиры составляла 1 выстрел в 8 минут, что для орудий таких калибров было очень хорошим показателем. Огонь можно было вести тремя типами снарядов :

  • бетонобойные снаряды, разрушавшие бетонные стены толщиной до 8 метров, при условии отсутствия армирования металлом.
  • фугасные снаряды, уничтожавшие всё и вся в радиусе до 500 метров. В месте попадания таких снарядов в земле оставались воронки глубиной до 4х и радиусом до 12ти метров.
  • осколочные снаряды, «начинка» которых состояла из 15 000 остроконечных металлических звёзд, разлетавшихся при детонации на 1500 метров, неся смерть живой силе противника

Вес этих монструозных снарядов составлял 886кг для бетонобойного и 760кг для фугасного типа.

Для транспортировки «Большую Берту» разбирали на 5 основных узлов, а перевозил всё это специально созданный совместно с концерном «Даймлер» тягач.

По состоянию на 1914ый год на вооружении у Германии стояло только 2 «Больших Берты», которые в июле были отправлены на границу с Бельгией с целью участия в штурме крепостей Льежа, Намюра, Антверпена и дальнейшей осады северных оборонительных сооружений Франции.

Первый опыт использования мортир обернулся триумфом. Крепости и форты пали, сокрушенные мощью 420-мм снарядов.. Впрочем, нельзя не отметить устаревшие технологии постройки фортов. Низкокачественный бетон, отсутствие армирования. Всё это не позволило достойно противостоять огню немецких мортир.

Однако тотальное доминирование немецких орудий было поставлено под вопрос когда в феврале 1916 года они столкнулись с укреплениями Вердена. Дело в том, что при постройке укреплений там использовался более современный монолитный армированный бетон. Как оказалось, против железобетона залпы «Больших Берт» уже не были столь эффективны.

Необходимо упомянуть тот факт, что стволы мортир довольно быстро изнашивались, что снижало прицельную дальность стрельбы и, как следствие, боевую эффективность в целом.Также, бывали случаи детонации некачественных снарядов прямо в стволах, что полностью выводило орудие из строя.

По итогу Первой мировой войны, все «Большие Берты», кроме двух, были уничтожены. Два орудия были вывезены в США в качестве военных трофеев, где одна Берта выставлялась на показ в музее, а в последствии была отправлена на переплавку. Информации о второй уцелевшей мортире, на данный момент, к сожалению нет.

Так «Большая Берта» и встретила свой конец.

Источники:

http://www.internetwars.ru/World-War-I/Big-Bertha/Big-Bertha.htm
http://kuzov.info/bolshaya-berta-maykla-lidsa/
http://warspot.ru/1569-bolshaya-berta-ubiytsa-fortov
http://fishki.net/1580165-quotbolshaja-bertaquot—ubijca-fortov.html
http://pikabu.ru/story/gigantskie_pushki_pervoy_mirovoy_kak_na_zemle_ustroit_ad_5279416
http://zen.yandex.ru/media/id/5af6b7fe4bf1619ffff86ffd/5af6b81a256d5c10df006266

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector