0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Болид Формулы‑1 своими руками

Болид Формулы‑1 своими руками

Кевин Томас (Kevin Thomas) из горо­да Бринг­то­на, в Англии потра­тил 4 года для созда­ния боли­да BAR-Honda Formula 1. BAR (British American Racing ) – это авто­го­ноч­ная коман­да, при­ни­мав­шая уча­стие в чем­пи­о­на­те мира Формула‑1 с 1999 по 2005 года. Сей­час коман­ды BAR уже не суще­ству­ет.

Кевин Томас явля­ет­ся ярым поклон­ни­ком гонок Фор­му­лы 1. Идея собрать соб­ствен­ный болид при­шла к нему, когда он уви­дел вбли­зи авто­мо­биль Фор­му­лы 1 в шоу­ру­ме Renault.
По сути, был собран пол­но­цен­ный гоноч­ный авто­мо­биль из зап­ча­стей раз­ных боли­дов Формулы‑1, кото­рые уда­лось достать. Недо­ста­ю­щие зап­ча­сти были сде­ла­ны сво­и­ми рука­ми.

У него не было спе­ци­аль­ных инже­нер­ных зна­ний в этой обла­сти. Кевин обыч­ный офис­ный работ­ник. Для сбор­ки боли­да у него не было даже инструк­ций. Сбор­ка про­из­во­ди­лась в поме­ще­нии, кото­рый слож­но даже назвать пол­но­цен­ным гара­жом, это ско­рее сарай. Он не пред­став­лял, как всё собрать вме­сте, было лишь жела­ние. При­шлось всё изу­чать поэтап­но, в про­цес­се сбор­ки. Кевин про­смот­рел мно­же­ство доку­мен­таль­ных филь­мов об авто­мо­би­ле­стро­е­нии и рабо­те с угле­во­лок­ном (для созда­ния недо­ста­ю­щих пане­лей кузо­ва). Было допу­ще­но мно­же­ство оши­бок, пока ста­ло всё полу­чать­ся пра­виль­но.

Быв­шая в упо­треб­ле­нии вер­сия тако­го боли­да может сто­ить око­ло 124000 аме­ри­кан­ских дол­ла­ров, в зави­си­мо­сти от состо­я­ния. Кеви­ном же на дан­ный момент было потра­че­но все­го 13000 дол­ла­ров.

Боль­шин­ство зап­ча­стей он поку­пал на Интер­нет аук­ци­оне Ebay. Ком­па­ния «Memento Exclusives» выста­ви­ло на про­да­жу на Ebay рам­ный кор­пус и ходо­вую часть боли­да Фор­му­лы 1 BAR-Honda. Лот не был попу­ля­рен и был снят с про­да­жи. Кевин спи­сал­ся по элек­трон­ной почте с ком­па­ни­ей-про­дав­цом и ока­за­лось, что у них есть ещё раз­лич­ные зап­ча­сти, вклю­чая рамы и ходо­вые части от несколь­ких боли­дов Фор­му­лы 1. Таким обра­зом, Кевин Томас, вышел на пря­мую на про­дав­ца и при­об­рёл всё необ­хо­ди­мое по при­ем­ле­мым ценам. При покуп­ке частей кузо­ва с рамой ему пред­сто­я­ло выбрать сре­ди трёх пред­ло­жен­ных. Это были кузо­вы от BAR Honda 1999 до 2001 годов. Кевин купил два кузо­ва BAR001 и BAR003 . Так как у них отсут­ство­ва­ли мно­гие дета­ли, при­шлось при­шлось с зап­ча­сти с одно­го кузо­ва при­спо­саб­ли­вать на дру­гой. Как осно­ву про­ек­та он выбрал кузов 2001 года ( BAR003 ). 2001 год был самым удач­ным для коман­ды BAR .

Неко­то­рые зап­ча­сти с Интер­нет аук­ци­о­на доста­лись очень дёше­во, так как не явля­лись ходо­вым това­ром для боль­шин­ства поку­па­те­лей. Если поку­пать необ­хо­ди­мый элек­трон­ный блок офи­ци­аль­но зака­зав на заво­де-изго­то­ви­те­ли, то сто­и­мость уве­ли­чи­лась бы в разы. Как гово­рит Кевин, сбор­ка гоноч­ной маши­ны напо­ми­на­ло сбор­ку паз­зла, в кото­ром посто­ян­но не хва­та­ло несколь­ких эле­мен­тов, кото­рые были раз­бро­са­ны по все­му миру. Неко­то­рые зап­ча­сти уда­лось купить от дру­гих моде­лей боли­дов, лишь похо­жие по фор­ме. Их при­хо­ди­лось дора­ба­ты­вать.

Кевин всту­пил в обще­ство кол­лек­ци­о­не­ров частей от гоноч­ных авто­мо­би­лей F1 и поку­пал неко­то­рые недо­ста­ю­щие зап­ча­сти там или обме­ни­вал­ся с участ­ни­ка­ми обще­ства зап­ча­стя­ми, кото­рые были у него. Кол­лек­ци­о­не­ры из это­го обще­ства поку­па­ют зап­ча­сти от авто­мо­би­лей Фор­му­лы 1 для того, что­бы выста­вить у себя в офи­се в про­зрач­ной короб­ке из плек­си­гла­са, как высто­воч­ный экс­по­нат. Кевин же все при­об­ри­тён­ные зап­ча­сти сра­зу уста­нав­ли­вал на свой болид.

Так­же, Кевин часто при­ез­жал в Окс­форд­шил (Oxfordshire), где бази­ру­ет­ся мно­го команд Фор­му­лы 1, что­бы купить неко­то­рые зап­ча­сти там. Мест­ные меха­ни­ки, узнав о затее Кеви­на, отда­ва­ли неко­то­рые зап­ча­сти бес­плат­но.

Руль был при­спо­соб­лен от PlayStation, так как ори­ги­наль­ный он не мог най­ти дешев­ле 9000 дол­ла­ров.

Боли­ды BAR-Honda, на базе кото­рой он собрал свою маши­ну, осна­ща­лись дви­га­те­ля­ми V10 объ­ё­мом 3 лит­ра, име­ю­щие мощ­ность 600 лоша­ди­ных сил. Самый дешё­вый дви­га­тель тако­го типа он нашёл по сто­и­мо­сти 20000 дол­ла­ров. Для него это слиш­ком доро­го. Как более бюд­жет­ный вари­ант Кевин поста­вил менее мощ­ный агре­гат Formula Renault V6 3.5‑литра, выда­ю­щий 480 лоша­ди­ных сил. Такая мощ­ность будет более чем доста­точ­ной для фана­та-люби­те­ля, что­бы удо­вле­тво­рить свои драй­вер­ские амби­ции на тре­ке.

Формула-1 своими руками (7 фото)

Обычно те, кто любит “Формулу-1”, мечтают посидеть в болиде или поездить на нем. Но Кевин не такой, как все. Четыре года назад он увидел в салоне Renault формульный болид – и прозрел. И решил сам построить себе такой. В сарае. – Не знаю, почему, но в то воск­ресенье я просто подумал: “Хочу такой. Хочу болид «Формулы-1»”, – сказал нам Кевин. Что ж, мечтать не вредно.

Прошло четыре года и, как видите, болид у Кевина есть. Хотя это не тот, с которого он начал, с мизерным бюджетом. Нет, тот автомобиль он собирал гораздо дольше, но именно с ним он вступил на дорогу славы и проник в мир “Формулы-1”. Непросто это было, непросто. “Я словно собирал пазл без картинки. Его кусочки были разбросаны по всему миру. и ни один нельзя было купить”, – рассказывает он о первых шагах в строи­тельстве болида. Нельзя позвонить Берни Экклстоуну и заказать зап­части по каталогу. Нет, приходится много часов шерстить Интернет, чтобы отыскать какую-нибудь деталь. Он так и собирал машину, по детали за раз.

Его терпение было вознаграждено – три шасси на продажу. Все – BAR Honda, 1999, 2000 и 2001 годов. “Я выбрал BAR003 2001 года, это был самый успешный год для BAR из этих трех”, – вспоминает Кевин. Болид никогда не участвовал в гонках, но шесть или семь этапов числился тестовой машиной и стоял в боксах на Гран-при Австралии. Может, магия “Формулы-1” просочилась в него с пит-лейна? В отличие от тех, кто покупает детали “Формулы-1” и выставляет их у себя в офисе, Кевин хотел превратить свой карбоновый монокок в полноценный болид. Амбициозно. Вы, наверное, думае­те, у Кевина есть инженерное образование? Или что он работает в сервисе? Нет, он и понятия не имел, как и что делать: “Мне пришлось учиться по ходу дела. Я не мог собрать все детали BAR, пришлось многое мастерить самому”.

Например, панель пола – от машины на год моложе. Она не лезла в этот монокок. “Я посмотрел пару документальных фильмов по телеку о том, как делают карбон. Купил много эпоксидки и пошел в сарай пробовать. Ошибок было полно, но научился в конце концов. ” Кевин часто ездил в Оксфордшир, где базируются многие команды “Формулы-1”. Он покупал детали у бывших сотрудников, которым кусочки болидов дарили на память. И наконец, потратив тысячи часов на то, чтобы собрать все воедино, Кевин получил нечто вроде сборной солянки. Переднее и заднее антикрылья, перед­ние колеса (задние достались от более позднего Super Aguri), крышка мотора, носовой обтекатель и шасси – от BAR Honda разных лет выпуска. Боковые понтоны – от Williams, коробка от Jordan и задний силовой каркас от RA107 Honda. Подвеска – с бору по сосенке – от Honda, Renault и EJ11. а руль от PlayStation. На него Кевин наклеил эмблему Honda. Рули, оказывается, особенно дорогущие – ну, чисто яйца Фаберже. “Мне предлагали руль от Honda 2008. За £8000 – я столько за всю машину заплатил!”

Для воплощения мечты не хватало решающих деталей. Мотора, в частности. И глубоких знаний в конструкторском деле. “Мой болид оказался муляжом. Красивый и навороченный, но в движении развалится в первом же повороте. Колеса уж точно отвалятся”, – горестно признался Кевин. И он стал искать более жизнеспособный вариант. И нашел еще один BAR003, шасси номер 5. Более или менее целую машину, без мотора. Но с историей. Она завоевала первый подиум BAR, первый из двух Жака Вильнева в тот сезон. И где же она простояла все эти годы? В музее Honda? Ага, как же! Висела под потолком занюханного ночного клуба в Лидсе, изображая многомил­лионную тачку.

Читать еще:  Необычный тюнинг в виде сарая

“Кровь из носу, я должен был его купить. ” – страстно говорит Кевин. Чтобы оплатить новый болид, пришлось продать собранный на коленке BAR003 и взять кредит. Кевин не рассказывал подробностей, но судя по аукционам и eBay, эта машина обошлась ему в £20 000. “Я хочу вернуть его на трассу, чтобы он участвовал в гонках. Может быть, кто-то одолжит мне двигатель. Нет, не представляю, как это может быть. Но четыре года назад я понятия не имел, как собирают болиды «Формулы-1», а теперь я это знаю”. Последнее слово пусть скажет Кевин, вот его письмо, которое пришло после съемки: “Хорошая получится статья в журнал, если я добуду коробку и двигатель у современной команды «Формулы-1»?”

Бумажная модель Автомобили Формулы 1

  • Сложность: Сложно
  • Общий объем файлов: 2,3 Мб
  • Листов для печати: 63
  • Инструкция: Нет
  • Источник: Paper Replika
  • Категории: Авто и мото, PDO
  • Тэги: BMW, Ferrari, McLaren, Red Bull, Renault, Формула 1

В архиве представлены упрощенные бумажные модели болидов Формулы 1 таких команд как БМВ, Феррари, МакЛарен, Ред Булл и Рено. Для сборки каждого автомобиля понадобится 15 листов формата А4.

Болиды получаются очень большого размера. Для уменьшения размера можно воспользоваться файлом PDO, развернув модель самостоятельно.

У нас можно скачать бумажные модели автомобилей Формулы 1 бесплатно, без регистрации и смс.

Бумага — главный материал, на нее наносятся все детали модели.

Ножницы понадобятся, чтобы вырезать из бумаги все детали модели.

Клей понадобится для склейки всех деталей модели!

Линейка пригодится для ровного сгибания деталей модели.

Пинцет пригодится для работы с мелкими деталями.

Нож для бумаги поможет вырезать самые мелкие детали.

Могут понадобится дополнительные материалы.

Архиватор понадобится для распаковки файла, содержащего модель.

PDF Reader может понадобится, чтобы открыть файлы модели.

PDO Viewer может понадобится, чтобы открыть 3D файлы модели.

Руль за €50 000: как устроена «баранка» болида Формулы-1

Если вы считаете, что мультифункциональный руль какого-нибудь Mercedes-Maybach с сенсорными тачпадами — верх технологий, то у меня есть для вас плохая новость. «Баранка» Renault может быть дороже и совершеннее иного автомобиля в целом. Правда, с одной оговоркой — если речь идёт о болиде Renault R.S.18 для гонок Формулы-1 сезона 2018 года.

Примерно так выглядит установленный и включенный руль Renault R.S.18

Машины Формулы-1 на заре становления чемпионата мира с точки зрения рулей ничем не отличались от дорожных автомобилей — гигантская «баранка», чтобы легче было ворочать колёса в отсутствие усилителей, с простыми спицами и деревянным, как правило, ободом. В 1960-70-е годы болиды стали становиться ниже и уже, что потребовало уменьшения рулей, а с развитием технологий на «баранках» стали появляться многочисленные элементы управления.

В современных машинах Формулы-1 руль представляет собой скорее штурвал. Колёса поворачиваются на ограниченный угол и перехватывать «баранку» не требуется — для поворота на максимум три четверти оборота в каждую сторону уже не нужна полная окружность, поэтому руль усечён сверху и снизу, а по бокам сделаны прорезиненные сектора для лучшего сцепления с гоночными перчатками пилотов.

Кроме того, это позволяет уложиться в норматив Международной автомобильной федерации FIA по покиданию кокпита за 7 секунд — за это время нужно отстегнуть ремни безопасности, снять руль, вылезти из машины и установить «баранку» обратно. Поэтому на рулевой колонке установлено крепление, на которое с помощью круглой защёлки устанавливается сам руль — помимо физической связи с валом он обеспечивает ещё и стыковку электрических разъёмов с электрикой болида.

Ну а в детальном устройстве руля современной машины Формулы-1 позволила разобраться команда Renault Sport Formula One Team, которая предоставила «баранку» от Renault R.S.18 для изучения и инженеров коллектива в качестве гидов по органам управления на руле.

Так выглядит руль Renault R.S.18 — от кнопок и переключателей буквально разбегаются глаза!

Первое, что бросается в глаза, так это, конечно, дисплей и гряда светодиодов над ним и по обеим сторонам от него. На экран выводится масса информации о работе систем болида, указания от FIA, флаговая сигнализация и даже некий аналог мессенджера, поскольку на пит-уолл есть возможность отправлять на монитор пилота короткие закодированные сообщения на разные темы: от проблем с машиной до перемен в тактике. В Renault Sport Formula One Team у пилотов есть возможность переключаться между тремя страницами на дисплее.

Светодиоды поверху руля отображают обороты двигателя и оповещают о моменте переключения передач, три диода справа информируют о состоянии уровня заряда батарей гибридной системы, а три диода слева показывают, когда можно активировать DRS — причём в момент, когда они загораются, в наушниках у пилота срабатывает зуммер, так что момент включения крыла можно контролировать и на слух тоже.

Ниже дисплея — фирменный ромб Renault. Причём это только сейчас наклейка, а раньше был полноценный шильдик, но от него отказались в 2015 году — тогда дисплей с передней стенки кокпита переехал на руль и надо было выбирать, либо пафосный логотип, либо большая диагональ экрана.

Самый большой переключатель расположен в центре руля. Как можно видеть на фотографии, он представляет собой вращающийся селектор, который можно устанавливать на 14 разных значений. И если в Renault Sport Formula One Team каждый из секторов означает что-то одно, то в другой команде и названия, и суть этих значений отличаются. Собственно, в каждом цветном секторе зашифровано какое-то послание от гонщика команде, которое дешифровать могут только пилот и его гоночные инженеры.

Как правило, речь идёт о передаче данных о неполадке или технической проблеме с той или иной системой машины. И как я ни пытал инженеров Renault Sport Formula One Team, они загадочно улыбаются и говорят — значение этих аббревиатур остаётся тайной пилота и его команды инженеров. Но, судя по всему, с помощью переключателя можно доложить, навскидку, о проблемах с шинами, коробкой передач, аэродинамикой и это только если говорить о тех обозначениях, которые очевидны.

По обеим сторонам от центрального селектора располагаются четыре менее крупных переключателя: за выбор режимов работы силовой установки в целом отвечает селектор справа вверху (обозначен PU), за гибридную составляющую — слева вверху (SOC), под ними — слева переключатель режимов расхода топлива (Fuel), а справа — режимы сразу нескольких систем (например, дифференциала и баланс тормозов) на выходе болида из поворота (Exit).

На спицах руля в верхней их части размещаются два вращающихся барабанчика. Слева — Torque, который отвечает за выбор режимов отдачи тяги двигателя. Справа — Scenario, в него заложены различные комбинации вариантов настройки всех систем болида, чтобы пилоту не приходилось настраивать их отдельными кнопками и селекторами. Этим элементом на руле пилот пользуется минимум один раз на каждом круге, так что его важность очевидна.

В средней части места ещё для двух барабанчиков. Тот, что под левой рукой — Brake — выбирает режимы работы передних и задних тормозов и их баланс. А под правой рукой — Entry — то же самое, что вращающийся селектор Exit на ступице руля, но только для настроек при входе в поворот.

Все кнопки расположены вертикально по обеим сторонам руля — максимально близко к левой и правой его частям. Это продиктовано не только необходимостью эффективно использовать площадь небольшой «баранки», чтобы вместить на неё все необходимы элементы, но и эргономикой — при таком расположении кнопок пилот без проблем может дотянуться до каждой из них одним большим пальцем левой и правой руки. По сути, только большими пальцами рук гонщик в момент заезда может управлять этими кнопками в любом положении руля.

Читать еще:  Реплика DeLorean из фильма “Назад в будущее”. Интервью владельца машины.

Жёлтая с синей обводкой кнопка PIT вверху левой части активирует ограничитель скорости, который используется при въезда на пит-лейн. Кнопка специально вынесена наверх, чтобы её можно было нажать даже не глядя на руль.

Зелёная кнопка под ней — RW (rear wing) — отвечает за систему DRS и при нажатии на неё открывает подвижный элемент заднего антикрыла. Закрыть его можно либо вручную повторным нажатием, либо система сработает сама, как только пилот надавит на педаль тормоза.

Голубая кнопка RCH (recharge) управляет аккумуляторами, накапливающими энергию от гибридной составляющей мотора. В зависимости от наличия энергии в батареях, кнопка может их либо принудительно полностью разрядить, либо перевести в режим зарядки. Аккумуляторов хватает примерно на 33 секунды работы на каждом круге и за эти полминуты они обеспечивают прибавку в мощности в районе 200 л.с.

Фиолетовая кнопка BO (burnout) наиболее активно используется на прогревочном круге или в режиме машины безопасности. Она переводит системы болида в режим, при котором обеспечивается пробуксовка задних колёс, что позволяет активно греть шины и сохранять их рабочую температуру.

Жёлтая кнопка D (drink) отвечает за подачу в шлем гонщика изотонического напитка (для каждого пилота готовятся личными физиотерапевтами по своим рецептам), но особой популярностью у гонщиков клавиша не пользуется. Пить, как признались и Нико Хюлькенберг, и Карлос Сайнс-младший не получается. Не потому, что немцу и испанцу не нравится пить за рулём — спустя 15 минут после старта гонки, жидкость нагревается до состояния кипятка и пить её просто невозможно. Поэтому, чаще всего, ёмкость заполняют не полностью, а из расчёта именно на 15 минут заезда — заодно экономят драгоценные граммы веса машины.

Оранжевые кнопки «+1» и «-1/+10» используются для того, чтобы менять значения тех или иных настроек машины во время гонки. Соответственно, можно прибавлять/убавлять что-то по одному пункту или сразу добавить десять в большую сторону. Такие градации выбраны не случайно, а по опыту наиболее часто встречающихся требований инженеров. Опять же, речь исключительно о Renault Sport Formula One Team — в других командах это может быть и +/-5, и +/-2 и так далее.

Справа вверху находится синяя кнопка с жёлтой обводкой OV (overtake) — её используют пилоты для обгона или защиты своей позиции. Нажатие на клавишу переводит системы болида в заранее запрограммированный режим максимальной отдачи всех систем. Естественно, это сказывается и на ресурсе силовой установки, и на расходе топлива, поэтому кнопку используют по особым случаям.

Красная кнопка R (radio) позволяет пилоту общаться с командой. Если необходимо передать какую-то информацию, клавиша зажимается и пока она нажата, пилота слышат на пит-уолл.

Зелёная кнопка OIL даёт возможность быстро посмотреть давление масла в двигателе и его температуру. На вопрос, зачем гонщику такая информация, которая есть у инженеров в боксах, в Renault Sport Formula One Team отвечают, что пилоты периодически контролируют этот параметр, если возникает подозрение на нештатную работу мотора.

Белая кнопка OK, что очевидно, служит для подтверждения полученных из боксов команд. Она же применяется в ситуации, когда выходит из строя радио — если гонщика не слышат на пит-лейн, но он слышит своих инженеров, то нажатием этой клавиши сообщает, что понимает и выполняет то, о чём ему говорят.

Голубая кнопка N (neutral) позволяет включить нейтральную передачу с первой или второй включенной передачи. Что интересно, ни клавиши R (reverse), ни подрулевого рычажка с аналогичным функционалом нет — задняя передача, которая крайне редко используется в Формуле-1, включается отдельным рычагом на стенке кокпита. Именно с этим связано то, что иногда гонщики мешкают перед включением заднего хода — не всегда удаётся быстро нащупать и включить этот рычаг.

За рулём болида Renault R.S.18 тоже достаточно управляющих элементов.

С обратной стороны руля расположены восемь подрулевых переключателей — по три лепестка слева и справа и по одной кнопке с каждой стороны. Средние из трёх самых крупных лепестков отвечают за переключение передач — правый передачу повышает, а левый понижает.

Два нижних лепестка — это сцепление. Расположены они с двух сторон, чтобы гонщик при любом положении руля мог любой рукой выжать сцепление. Ситуации бывают разные, поэтому этот лепесток продублирован. Но, повторюсь, речь идёт о руле болида Renault Sport Formula One Team, поскольку каждая команда самостоятельно определяет расположение и количество управляющих элементов на «баранке».

Самые верхние лепестки — программируемые. Каждый гонщик Renault Sport Formula One Team самостоятельно решает, какую функцию на них вывести. Туда можно привязать активацию DRS, подачу воды, радиосвязь, перезарядку батарей и вообще всё, что угодно, из вышеперечисленного.

А теперь подходим к самому интересному — небольшим и даже незаметным на первый взгляд кнопкам, не рычагам, в самом низу руля. Это примерно то же самое, что привлекло внимание автогоночной общественности на «баранке» болида Scuderia Ferrari Себастьяна Феттеля — только у немца был загадочный рычаг, а у Renault Sport Formula One Team — кнопки.

Конечно, за что отвечает рычаг на итальянском болиде, неизвестно, но на французской машине о назначении кнопок рассказали. Это две программируемых клавиши, на которые можно вынести специальные режимы работы систем. Например, если гонщику необходимы особые баланс тормозов, подача тяги и настройки дифференциала для апекса, условно, одного третьего поворота трассы в Барселоне, то это можно привязать к кнопке. На входе в поворот пилот её нажимает, проходит вираж с нужными ему настройками и на выходе повторно жмёт клавишу и переходит в обычный режим. На руле Renault Sport Formula One Team таких кнопок две, поэтому можно сделать отдельные настройки для двух участков трассы.

Инженеры говорят, что руль — это вещь индивидуальная. Она отличается не только у каждой команды, но и у пилотов внутри одного коллектива. Чаще всего общая архитектура «баранки» остаётся одной, но расположение и даже количество управляющих элементов может меняться в зависимости от предпочтений и потребностей гонщика. В Renault Sport Formula One Team мне демонстрировали руль машины с предсезонных тестов — усреднённый вариант для Хюлькенберга и Сайнса-младшего одновременно, а к старту сезона у Нико и Карлоса уже были свои «баранки». Команды вольны в том, что располагать на руле, так что стоит ли удивляться их различием у гонщиков той же Scuderia Ferrari, например?

В Renault Sport Formula One Team отмечают, что для пилотов одной из самых сложных задач является изучение функций элементов на руле. Они действительно зубрят значение каждой кнопки и каждого переключателя, но при этом всё равно работают исключительно с подсказками!

Помните, когда FIA пыталась запретить радиопереговоры команд с гонщиками? Инженеры Renault Sport Formula One Team с ужасом вспоминают это предложение. Всё дело в том, что каждое, абсолютно каждое, изменение настроек на руле пилот делает только после того, как ему об этом скажут с пит-уолл. И дело не в том, что гонщики глупые и не знают, что нажимать и куда крутить. Просто лучше инженеров никто не знает, какие настройки и как нужно менять в каждой конкретной ситуации — гонщик, пытаясь самостоятельно найти решение проблемы, может её лишь усугубить. А может что-нибудь накрутить так, что останется в стене. Вспомните просто безобидную смену баланса тормозов Роменом Грожаном на Гран-при Азербайджана, когда француз под пейс-каром впечатал свой Haas в отбойник. Поэтому — никакой самодеятельности от слова «совсем».

Читать еще:  Lucra — современные автомобили с дизайном спорт каров 50‑х годов

Стоимость каждого руля в Renault Sport Formula One Team оценивают в €50 000, причём это только стоимость материалов для его изготовления — трудозатраты высококлассных инженеров, работающих над этими частями болидов в команде в деньги перевести затрудняются. Причём вещь эта не только дорогая, но и мощная — инженеры говорят, что один руль в состоянии заменить всю мультимедийную систему дорожного автомобиля или даже игровую консоль вроде Xbox или PlayStation.

Говоря о сложности и стоимости каждого руля, становится ясно, почему в команде шутят, что гонщик после схода со злости может хоть весь болид разнести, главное, чтобы «баранку» не бросал в отбойник. А если вспомнить, что формульный руль раза в два-три меньше руля обычной машины, а умеет при этом куда больше даже самой навороченной мультифункциональной «баранки» в дорожном автомобиле, то этот элемент гоночного болида воспринимаешь уже не иначе как шедевр инженерного гения.

Болид Формулы‑1 своими руками

Сделать что-то своими руками — приятно. А Пол не просто делает что-то, а делает невероятно точные копии гоночных автомобилей из бумаги! И они настолько поражают своим качеством и реалистичностью, что Пол получил предложение о работе в одной из настоящих и знаменитых гоночных команд

Пол Бишоф (Paul Bischof) — так зовут 22-летнего студента- машиностроителя из Австрии. Этим студентом заинтересовалась команда Red Bull Racing. Вот только причина, по которой команда обратила внимание на Пола кажется совершенно неожиданной — благодаря бумажным моделям гоночных болидов, которые Пол делает своими руками. Поражает уровень детализации и качество сборки, которой получается добиться австрийцу. Прежде чем начать собирать бумажную копию, Пол просматривает сотни фотографий, изучая тонкости конструкции автомобилей. Помимо бумаги в качестве основного материала используется и картон, другие мелкие детали делаются из пластика (ветровое стекло), подвески из стальной проволки. Но насколько много бумаги и картона использует Пол? Вес в данном случае не поразит воображение, а вот число бумажных деталей в среднем достигает 3500 — 5000. Взгляните на фотографию 28-мм руля F1, он состоит из 73 деталей! На сборку таких крох, как болид Формулы 1 Red Bull RB7 в масштабе 1/10, у мастера за 4-8 месяцев тратит от 400 до 700 часов.(увлечение собирать бумажные модельки автомобилей пришло к 22-летнему чтуденту в возрасте 7 лет, тогда всё началось с бумажных кит-каров. А собирать модельки как сейчас, то есть с нуля, начал с 12 лет) Впечатляет, не правда ли? Но сам Пол говорит, что мог справляться и за пару месяцев, если бы его снабжали необходимыми чертежами оригинальных моделей. На данный момент самой свежей работой, над которой в настоящий момент автор продолжает трудиться, является болид Формулы 1 Себастьяна Феттеля Red Bull RB7. Создание бумажной 491 мм копии началось в апреле 2011 года, завершение намечено на февраль 2012. Бумажная копия очень легкая, как настоящие F1,- всего 400 граммов. Мастерство Пола было достойно оценено, доказательством тому служит цепочка событий. В августе в журнале F1 Racing была опубликована статься о Поле и его хобби, с фотографиями..а в январе Пол написал в своём блоге, что ему пришло письмо от Red Bull Racing с предложением о работе!

20000 деталей

Рождение болида Ф1. Ч.2 – проектирование и производство

Почти полтора года разработки болида начались с концепции болида и планирования работ. Во второй (предпоследней) части беседы технический директор Renault Ник Честер, отвечающий за разработку шасси, рассказал изданию F1i о проектировании и создании машины для Формулы 1.

От CFD технологий до аэродинамической трубы

После разработки концепции и графика производства инженеры приступают к конструированию 20 тысяч составляющих болида. При этом необходимо учитывать размеры и прочность аэродинамических, а также функциональность, прочность и легкость механических элементов.

Чтобы все это спроектировать надлежащим образом изначально используют два метода: расчетный и экспериментальный. Первый использует CFD, то есть компьютерное моделирование гидродинамики потоков. Это виртуальная аэродинамическая труба с заранее принятыми упрощениями. По результатам расчета разрабатывают чертежи элементов в первом приближении и отправляют на изготовление модели для исследований в реальной аэродинамической трубе.

Реальная труба позволяет оценить результаты расчета на уменьшенной до 60 % модели в различных условиях: на торможении, поворотах и во множестве других ситуаций. Все это имитируется с помощью так называемой беговой дорожки с нагрузками, приближенными к реальным.

С монитора на стенд

После окончательного определения формы каждую деталь конструируют с помощью программ автоматизированного проектирования, учитывая в том числе аэродинамику, характеристики материалов, собственный вес деталей и нагрузки.

Болид Ф1 подвержен всевозможным нагрузкам. На монокок, например, существенно влияет передняя, а на двигатель – задняя подвеска. Те же антикрылья или днище выдерживают существенные аэродинамические нагрузки.

Откуда инженеры берут исходные данные, то есть упомянутые нагрузки? Все очень просто: данные телеметрии во время заездов и стандарты FIA. Эта информация закладывается в программный комплекс, в котором все 20 тысяч деталей делятся на еще большее количество так называемых конечных элементов. В каждом из этих элементов возникают усилия и деформации. Часто в визуализации некоторые деформации гиперболизируются для определения самых напряженных участков.

В случае, если какой-то из элементов не выдерживает, все начинается с самого начала. Благодаря всему этому, масса постепенно приближается к минимальной, а прочность к максимально возможной… но по-прежнему остаются виртуальными.

Далее наступает очередь испытаний на стендах в условиях, приближенных к реальным. На некоторых базах такие стенды позволяют испытать подвески, трансмиссии, мотор. Конструкции часто ломаются из-за ошибок на этапе проектирования и после выявления дефектов дорабатываются.

Компьютер-помощник

Далее следует непосредственно производство. На базе команды создана компьютеризированная система взаимодействия конструкторского бюро и производственных цехов. С помощью программы создается так называемый трехмерный главный файл болида, где собрана вся информация о будущем болиде.

С чего начать?

Итак, болид состоит из шасси (монокок и передняя подвеска), двигателя и ходовой части (коробка передач и задняя подвеска). Только потом на этот «скелет» навешиваются аэродинамический обвес, днище, антикрылья и все остальное. Но с чего начать?

«Монокок и трансмиссия изготавливаются первыми, – рассказал технический директор Renault Ник Честер. – Затем изготавливают днище и антикрылья. Заканчивается все такими деталями как аэродинамический обвес и капот.

Параллельно с производством проектируется электропроводка и гидравлика. Модель этих систем создается в ноябре для качественного монтажа».

Изготовление деталей

Итак, с помощью «компьютера-помощника» и главного файла изготавливаются все карбоновые элементы. Необходимо учитывать их толщину, направление волокон и многое другое. Поэтому «помощник» создает пошаговые инструкции с планом раскладки. В случае малейших изменений все автоматически обновляется.

Этой зимой на базе в Энстоуне появилась новая машина высотой 7 метров, позволяющая производить больше форм деталей больших размеров одновременно.

Первый обжиг деформирует листы, затем формы помещают в вакуумный мешок и в автоклавную печь, где листы выпекаются под высоким давлением и температурой. Для придания жесткости и прочности элементы армируют, укладывая между листами алюминиевые сетки или Nomex, в зависимости от испытываемых нагрузок. После выпекания все необходимые отверстия вырезаются с помощью фрезы.

Источники:

http://kuzov.info/bolid-formuly-1-svoimi-rukami/
http://fishki.net/auto/1205897-formula-1-svoimi-rukami.html
http://paper-models.ru/models/item/avtomobili-formuly-1
http://pikabu.ru/story/rul_za_50_000_kak_ustroena_baranka_bolida_formulyi1_5920120
http://joker.ykt.ru/2012/02/02/postroyka-modeli-bolida-formuly-1-iz-5000-detaley-140-foto.html
http://parabolike.com/2018/02/12/f1-car-2

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector